• Русский
  • English
Надышаться можно только ветром!


 Зачем атому ветер?

2 июня 2016 года на конкурс отбора мощности объектов ВИЭ подана заявка от дочернего предприятия ГК Росатом.  Заявителем выступила «ВетроОГК», с недавнего времени входящая в ОТЭК, управляющую теплоэнергетикой «Росатома», поручителем стал «Росэнергоатом». Из заявок следует, что инвестор готов ввести в 2018 году три станции на 150 МВт, в 2019 году — десять ветропарков по 10 МВт общей мощностью в 200 МВт и в 2020 году — 13 ВЭС по 20 Мвт общей мощностью в 260 МВт.

История интереса ГК Росатом к ветроэнергетике уходит в 2010 год, когда ее энергомашиностроительному подразделению – ОАО «Атомэнергомаш» была поставлена задача освоить производство ветрогенераторов мультимегаваттного класса с тем, чтобы обеспечить загрузку заводов, входящих в АЭМ, заказами неатомной тематики. В то же время это была заявка на прогрессивные подходы в развитии атомного предприятия со своей спецификой в энергетике и соответствующим масштабом перспективных задач. Освоение технологии предполагалось через приобретение партнера за рубежом и трансфер технологии производства ветрогенераторов мультимегаваттного класса на российские предприятия. Отбор компании для приобретения велся среди мировых технологических лидеров и в итоге выбор пал на голландскую компанию – обладателя самой передовой на то время технологии ветрогенераторов прямого привода, по праву считающуюся, одним из прародителей этой технологии.
Несмотря на то, что законодательной поддержки ВИЭ на тот момент в России пока не было, реализовать производимые ветрогенераторы  мощностью 2,6 МВт каждый, предполагалось на внешнем европейском рынке, но главным образом на собственных проектах внутреннего розничного рынка. Таких проектов рассматривалось несколько, самыми примечательными из которых были строительство ветропарка на Новой Земле и проекты «ВЭС на АЭС» со строительством ветрогенерации в охранной зоне нескольких атомных электростанций. Парадоксально, но затянувшиеся процедуры принятия решений внутри самой ГК и специфика лоббирования новых направлений, зависящая от узкой группы лиц, не дала возможности воплотиться этому проекту. Сменившееся новое руководство компании – лидера – Атомэнергомаш, не считало необходимым развивать ветроэнергетику в принципе, хотя и не ликвидировало направление деятельности, но поставило дочернюю компанию, в которой была на то время сконцентрирована лучшая на рынке команда специалистов, в рамки, исключающие какую-либо активную деятельность. В то время у многих участников ветроэнергетического рынка России, делавших ставку на «атомного» производителя ветрогенераторов, сложилось впечатление о том, что это направление впоследствии будет ликвидировано.
Такая ситуация с развитием нового ветроэнергетического направления, которое могло еще в то время обеспечить имидж самой ГК, как корпорации с высокими экологическими стандартами, казалась нелогичной. Усиливал картину и тот факт, что один из топ-менеджеров энергомашиностроительного дивизиона по сути, являлся совладельцем и производил в соседней стране вместе с партнерами отличные ветрогенераторы, хорошо зарекомендовавшие себя на русскоговорящем пространстве и имеющие серьезные конкурентные преимущества перед глобальными лидерами рынка. А поскольку после появления в 2013 году законодательная поддержка ВИЭ поставила развитие ветроэнергетики в зависимость от производства компонентов для ветрогенераторов на внутреннем рынке, что абсолютно логично,  практика авторитарного управления энергомашиностроением дала свои плоды, по сути затормозив развитие ветроэнергетики во всей стране.
Передача компании ВетроОГК подразделению Росатома, занимающегося не машиностроением, а энергетическим инжинирингом и эксплуатацией генерации – компании ОТЭК – своеобразная передача ветроэнергетического вымпела, выглядит вполне логичным и дает шанс все же закрепить за ГК имидж атомной компании с прогрессивными взглядами. С точки зрения участников рынка это шаг на рынок сильного игрока, который укрепляет и сам российский ветроэнергетический рынок, позиции которого среди других энергетических технологий выглядели бледно до выхода на рынок компании «Фортум» в декабре прошлого года. А участие компании ОТЭК в конкурсе отбора проектов ВИЭ в серьезном объеме 610 МВт безусловно привлечет внимание инвесторов к ветроэнергетике в России. Структура заявки говорит о том, что был использован относительно продвинутый проект ветропарка  в Адыгее, начало которому было положено в 2011 году, а остальная часть объема пока не имеет конкретных проектов, но у заявителя есть достаточно времени, чтобы либо подготовить собственные проекты, либо объединиться с уже существующими девелоперами, проекты которых имеются на рынке в достаточно большом объеме.
Поскольку на заявленные годы ввода ветроэнергетическое оборудование, использующиеся на планируемых ветропарках, должно быть локализовано уже в достаточно высокой степени – до 65%, это также подтолкнет процесс освоения производства ветрогенераторов отечественными энергомашиностроительными компаниями и приободрит, если так можно выразиться, глобальных участников рынка – производителей ветрогенераторов и возможно, побудит их сменить свою позицию на российском рынке на более активную.