Российская Ассоциация Ветроиндустрии в Коммерсанте.

Председатель Российской Ассоциации Ветроиндустрии И. Брызгунов 20 марта примет участие в конференции газеты “Коммерсант” “Энергия 2.0. Цифровая трансформация и развитие “зеленой энергетики”

Ветроэнергетика стала частью энергетической стратегии страны. Основа ее законодательной поддержки – договор поставки мощности (ДПМ)  – единственный отработанный механизм, получивший одобрение инвесторов, механизм, привлекающий на российский рынок зарубежные технологические компании, вендоров, EPC-контракторов и многие другие компании, несущие на рынок компетенции и инвестиции. И в случае его отмены после 2024 года или любого пересмотра его условий инвесторы рынка, за чьи деньги он создается, получат явный знак о том, что правила игры могут меняться, что безусловно, не побудит их вкладываться в его создание и далее. Это приведет к дискредитации и энергетической и промышленной политики государства в глазах партнеров, которые,несмотря на санкции, пришли на российский рынок.

Не будем рассматривать ветроэнергетику как альтернативу ископаемым источникам энергии, хотя на технологическим уровне она таковой и является, Правительство в 2013 году вводило поддержку ВИЭ, имея намерения развивать новую отрасль промышленности, которой до сих пор в стране не было, Возможно, ее развитие мотивирует компании газо -и нефте – добывающих отраслей прилагать больше усилий по созданию и укреплению промышленности более глубокого передела. Такую точку зрения можно критиковать как покушение на позиции основ бюджета страны – доходов от экспорта ископаемых энергоресурсов – газа и нефти. Но времена меняются: когда-то основой экономической стабильности Российской империи был экспорт зерна. Видимо, будущее все же за более высокотехнологичными продуктами.

Законодательство по поддержке ВИЭ имеет беспрецедентно высокое требование локализации производства компонентов для ветрогенераторов – 65% с 2019 года. Это требование выполнимо, несмотря на то, что сегодня с вендорами Минпромторгом заключаются СПИКи, дающие небольшую мотивирующую отсрочку локализации.

Россия – промышленная держава, мощь которой во многом строилась на предприятиях ВПК. Недавно Президент России поручил увеличить господдержку предприятий ВПК по выпуску гражданской продукции. Ветрогенератор – более простое в технологическом смысле изделие, чем танк, вертолет, корабль или ракетный комплекс. Лопасти ветрогенератора – объект компетенции предприятий авиапрома, оборудование гондолы – широчайший спектр предприятий электронной и машиностроительной промышленности, производство башен и рам в состоянии освоить предприятия судостроительной отрасли. Но вовлечение предприятий ВПК в производство компонентов для иностранных вендоров может создать различные сложности – от режимных, до сложностей формирования цены изделия. В этой связи логичным будет создание проекта российского ветрогенератора с использованием самых передовых технологий современной ветроэнергетики. Для этой цели могут быть выбраны различные пути – от приобретения лицензии с отсутствием  рыночных ограничений до разработки собственного ветрогенератора. Такой проект отечественного ветрогенератора сделает новую энергетическую отрасль «санкционно нейтральной», что наравне с существующими на рынке ветроэнергетическими альянсами позволит развивать ветроэнергетику на больней площади России, включая Крым и с меньшей зависимостью от влияния международных санкций.