Как аномальная жара и безветрие ударили по ВИЭ-компаниям.

Волна высоких температур, захлестнувшая этим летом Европу, стала причиной лесных пожаров, а также, как указывается в некоторых аналитических отчётах, собрала «кровавую дань». Как заявляют специалисты по статистическим измерениям, эти же погодные явления стоят и за «ветряной засухой».

Высотное струйное течение (jet stream) – ветряной поток, направленный с запада на восток и определяющий погоду на всём континенте – к лету обычно смещается далеко в северные широты, позволяя антициклонам прийти в Западную Европу. Аналитики из «Vaisala» считают, что это могло отрицательно сказаться на энергоэффективности европейских ветроэлектростанций.

В некоторых регионах ветровые ресурсы в июле снизились почти на 20 % по сравнению с многолетними средними показателями. В то же время энергетическая освещённость солнечного излучения в некоторых регионах была, напротив, выше на 20 % средних значений, как видно из карты «эффективности» ветровой и солнечной энергии.

По результатам публикации серии финансово-экономических отчётов за III квартал года возможно определить, на какие из ветроэнергетических предприятий Европы больше всего оказали влияние погодные условия текущего лета.

Отзывы получились смешанными. Некоторые из компаний-разработчиков заявили, что снижение скорости ветра негативно отразилось на производительности их оборудования в III квартале, в результате снизив доходность.

Другие в свою очередь, смогли уменьшить воздействие «ветровой засухи». Отметив безусловное снижение скорости ветра, они заявили, что не произошло ничего экстраординарного, а «засуха» едва ли сказалась на работе их проектов и сводных балансах.

Никто не любит «погорячее»

Как заявили в немецком электроэнергетическом концерне «EnBW», малая продуктивность ветроэнергетических и гидроэнергетических установок в течение последних девяти месяцев отразилась на статье доходов компании в части возобновляемых источников энергии.

Несмотря на то, что компания не предоставила информацию в числовом выражении, именно меньшие энергоэффективность была названа в качестве причины падения доходов на 4,1 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Чистые убытки генерирующей компании «Boralex» возросли за первые девять месяцев года в первую очередь из-за низкой производительности имеющихся производственных объектов. Кроме того, девелопер сослался на амортизационные издержки, удельные затраты на материальные ресурсы и расходы на финансирование.

Производство компании немного выросло за первые девять месяцев 2018 г. с 2,258 ГВт∙ч до 2,350 ГВт∙ч, несмотря на то, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в III квартале произошёл 9,4 %-ный обвал в объёме 548 ГВт∙ч. Ею были отмечены «менее благоприятные» условия на собственных ВЭС во Франции и на гидроэлектропроектах в США и Канаде.

В «Innogy» также обвинили «чрезвычайно низкий» уровень ветроресурсов на территории Великобритании и Германии в падении показателей чистой прибыли от ВИЭ за девять месяцев по сравнению с показателями прошлого года.

Фактически за этот период производительность объектов ВИЭ компании даже немного выросла с 6,2 ТВт∙ч до 6,3 ТВт∙ч, отражая прирост общей установленной мощности. И тем не менее слабая скорость ветра ограничила выработку в II и III кварталах, что привело к «менее эффективному использованию имеющихся установок».

В «Vaisala» предположили что падение производительности, отмеченное рядом девелоперов, демонстрирует необходимость внедрения более разнообразной, «климатоустойчивой» линейки как ветро-, так и солнцеэнергетических проектов.

Пониженный уровень воды – также вызванный северным высотным струйным течением – негативно сказался на снабжающей сфере деятельности компаний: постройку оснований для ВЭС пришлось отложить.

«SiF Group» понесла убытки от основной деятельности в III квартале ввиду отложенного начала производства фундаментов ВЭС «Borssele» III и IV, а также от «сравнительно высокого коэффициента невыхода на работу по болезни».

«Задержки в поставки стали» и «предельно низкий уровень воды в нескольких реках» в III квартале были названы в качестве причины спада производительности до 19 тонн; в погодовом выражении имел место спад до 67,7 %, а в поквартальном – до 63,4 %.

Эксперт по фундаментам добавил, что группа компаний будет «требовать компенсацию за финансовые последствия, возникшие по независевшим от неё причинам».

«Небольшое воздействие»

В энергокомпании «Ørsted», напротив, сообщили «Windpower Monthly», что тогда как летом действительно были отмечены низкие показатели скорости ветра, они находились «в пределах нормальных отклонений, спрогнозированных на 20 лет вперёд». Кроме того, представитель компании назвал колебания ветра «обычным эксплуатационно-хозяйственным риском».

В ходе селекторного совещания по обзору результатов работы компании-застройщика в III квартале генеральный директор Хенрик Поулсен (Henrik Poulsen) сообщил журналистам и инвесторам, что отмеченная средняя скорость ветра на производственных площадках компании составила 7,7 м/с, снизившись с прошлогоднего показателя 7,9 м/с.

В ответ на прозвучавший на совещании вопрос г-н Поулсен дал оценку колебаниям скорости ветра в течение года: I квартал характеризовался скоростями «выше нормальных», затем последовал «сравнительно слабый» II квартал и затем сходный с ним III квартал, – но уже в сентябре ветер набрал обороты.

«Налицо слабо-негативный результирующий эффект».

Г-н Поулсен добавил, что в снижении скорости ветра были и положительные стороны: «Мы стремимся быстрее реализовывать планы по строительным работам в условиях низкой скорости ветра, поскольку в таких условиях возникает небольшой компенсирующий эффект».

Он подытожил: «В общем и целом, на нашу компанию вся ситуация оказала по результатам года небольшое воздействие».

В компании «Vattenfall» также не придали большого значения «ветровой засухе», а составленная ею диаграмма смещения скорости ветра в течение года повторила аналогичную от компании «Ørsted» за авторством г-на Поулсена.

В шведском энергопредприятии уточнили: «В нашей линейке проектов малоуглеродной энергетики, расположенных в Великобритании, в равной степени представлены энергия ветра, солнца и аккумулирование, поэтому случившиеся колебания скорости ветра не стали неожиданностью, мы были к ним готовы, поскольку нам удалось создать комбинированную энергосистему, которая необходима в условиях будущей адаптации к изменениям климата».

Предупреждение рисков

Абсолютно ясно, что не все представители отрасли этим летом испытали последствия аномально высоких температур, а особенно те, в чьём распоряжении находятся крупные ВЭС морского базирования. Но, как заявляют страховщики и компании, специализирующиеся на предотвращении непредвиденных обстоятельств, возникающих в энергетической сфере, владельцам-эксплуатантам ветропарков, а равно и потребителям электроэнергии нужно внимательно подходить к вопросу погодных рисков.

Аналитик погодных рисков страховой фирмы «GCube» Джефф Тонтон-Коллинз (Geoff Taunton-Collins) сообщил Windpower Monthly, владельца энергетического оборудования страхование помогает смягчить последствия низких ветроресурсов и, соответственно, низкой производительности установок.

Как он указал, низкая скорость ветра и низкие показатели чистой прибыли могут ударить по курсу акций, кредитным рейтингам и условиям выдачи кредитов.

Г-н Тонтон-Коллинз поясняет: в условиях, когда из-за недостаточных ветровых ресурсов прибыль оказывается ниже ожидаемой, по страховым договорам обычно выплачивается компенсация. Если недостигнут определённый отпуск энергии, продукт выплачивается пропорционально.

По итогам летнего «ветряного застоя» страховщики предполагают, что выплаты в этом году будут выше обычных. Хотя, с другой стороны, «GCube» получила в свой адрес за лето этого года больше запросов в отношении условий страховых договоров, но при этом услуга страхования от потерь, вызванных погодными условиями, приобретается нечасто.

Налицо парадокс, связанный с теми, кто заключает такие договоры, и с теми, кто от этого воздерживается. «Крупные компании с разветвлённой сетью установок, расположенными по всему миру, и командой финансовых аналитиков, которые в состоянии проанализировать риски, не нуждаются в подобном продукте.

С другой стороны, именно недостаточно крупные организации, которые не могут позволить себе роскошь обладать такими преимущества, – те, кто должен быть в нём заинтересован в первую очередь».

Как не вызвать у заказчика сожаление

Среди покупателей также находятся компании, которые ищут потенциальные решения по предупреждению погодных рисков.

В «Microsoft», компании, заключившей корпоративных энергоконтрактов на поставку энергии, полученной с использованием ВИЭ, больше, чем на 1,2 ГВт мощности, выделили две разновидности соглашений о закупке электроэнергии (PPA), которые призваны покрыть «присущую ветровой энергии прерывистость» и отвести от технически недооснащённого покупателя риски, возникающие при её использовании.

В результате совместной работы с юридической фирмой «Orrick» и страховой компанией «REsurety», специализирующейся на ВИЭ, в «Microsoft» разработали первое в своём роде т.н. «Соглашение о закупке «поколения proxy» (proxy generation PPA).

Перед подписанием такого соглашения владелец ветропарка выполняет расчёт эффективности эксплуатации проекта, принимая во внимание объём потерь турбины, потерь при передаче в электросети и предполагаемое время простоя при запланированном техобслуживании. Также на площадке производятся метеорологические измерения, составляется мнение о кривой мощности на протяжении всего времени действия сделки. Собранные воедино эти данные позволяют спрогнозировать производительность ветроэлектростанции и помогают покупателю и продавцу договориться о фиксированной цене по условиям конкретного соглашения.

Всё это также создаёт некое пороговое значение, которое помогает владельцу проекта сделать условия сделки для покупателя электроэнергии экономически выгодными.

В случае, если ВЭС опережает спрогнозированные данные по производительности, это будет на руку её компании-владельцу, т.к. она сможет продать излишек электроэнергии в сеть, как предлагает партнёр компании «Orrick» Джиджи Джон (Giji John). Он добавил, что в противном случае, если ветропарк произведёт меньше, чем было запланировано, это может быть губительным для владельца, поскольку ему придётся возмещать убытки покупателя уже без компенсирующего дохода в виде продажи электроэнергии в сеть.

Тройка компаний опубликовала пояснение в официальном документе, увидевшим свет в октябре 2018 г.: «Проводя при заключении соглашения «поколения proxy» (о закупке электроэнергии) расчёт эффективности проекта на основе измеренного ввода (топлива), а не измеренного отпуска (энергии), покупатель избавляется от опасности оказаться в непредвиденной ситуации, вызванной производственно-эксплуатационными рисками».

В качестве следующей ступени эволюционного развития таких соглашений выступает «соглашение об утверждении объёмов» (volume firming agreement (VFA), которое перекладывает тяжесть рисков, связанных с возможными погодными условиями, на третью сторону, более подготовленную, чтобы с ними совладать – например, на те же страховые компании – по сравнению с небольшими компаниями и розничными продавцами, неспособными адаптироваться под изменчивость энергии ветра.

В «Microsoft» делают оговорку о том, что VFA – это не замена привычного PPA, а только дополнительный вид контракта, который переносит возможные риски на третью сторону.

Источник: WindPower Monthly


Подпишитесь на нашу [рассылку].
Или на наш [еженедельный дайджест] рассылки.

Share Button