3 нефтяных компании всерьёз подошли к вопросу возобновляемой энергетики, а 2 – ещё нет

В то время как одни из крупнейших мировых нефтегазовых корпораций активно инвестируют в развитие возобновляемой электроэнергетики, другие – «стоят в сторонке». Инвесторам на заметку.

Абсолютно очевидно, что крупные нефтяные компании не ругает только ленивый, когда речь заходит о влиянии на глобальное изменение климата. Но в то же время инвесторы, любящие более обдуманный подход к делу, не могут не понимать, что переход к возобновляемой энергетике в кратчайшие сроки потребует вмешательства – в виде направления крупных денежных потоков – со стороны транснациональных нефтегазовых корпораций.

Хорошие же новости заключаются в том, что некоторые из крупнейших мировых нефте- и газодобывающих предприятий вкладывают миллиарды в активы возобновляемой энергетики: начиная от ветроэлектростанций морского базирования и заканчивая солнечными батареями следующего поколения. Всё это сулит неплохие дивиденды долговременным акционерам компаний  Royal Dutch Shell, Total, и Equinor

К сожалению, остальные крупные компании, например, Chevron и BP, не относятся к ВИЭ с той же степенью серьёзности, что их конкуренты, если не считать пустого разглагольствования на тему. И это может сыграть важную роль раньше, чем предполагают инвесторы.

И вот что представляют собой разработанные «на совесть» (или не очень) стратегии по развитию ВИЭ.

Недостаток последовательности в стратегии

В руководстве Chevron заявляют о целенаправленной работе, ведущейся в части ВИЭ, и даже если это будет соответствовать действительности в долгосрочной перспективе, пока что инвесторам не удалось увидеть хоть сколько-нибудь последовательной стратегии. Компания инвестировала средства в пять солнечноэнергетических проектов суммарной мощностью 73 МВт; также она владеет ВЭС мощностью 16,5 МВт, и, кроме того, владеет долей в уставном капитале совместного предприятия в сфере геотермальной энергетики мощностью 49 МВт. В масштабах возобновляемой энергетики – это немного. Для сравнения, General Electric может противопоставить таким «объёмам» свои крупнейшие наземные ветроустановки мощностью 4,8 МВт каждая.

Нефтяной гигант также инвестировал в разработку возобновляемых видов топлива, но без особого успеха. Совместный с Weyerhaeuser (прим.: лесоперерабатывающая компания) проект по использованию в качестве биотоплива промежуточных продуктов, полученных при производстве бумаги и древесины, «не взлетел», поскольку усилия компании в направлении т.н. «возобновляемого дизеля» свелись к смешиванию топлива на нефтеочистительных заводах. Это весьма плачевный результат, учитывая, что возобновляемый дизель, который, в отличие от биодизельного топлива, по химическому составу близок к традиционному, нефтяному дизелю, оказался доходной статьёй для других компаний.

Между тем, несмотря на то, что компания BP инвестирует в объёмах, по сравнению с которыми ассигнования Chevron выглядят несостоятельными, её усилия также далеки от коренным образом влияющих на отрасль вливаний компаний-конкурентов. На трёх производственных площадках в Бразилии «Би-Пи» производит до 205 млн. галлонов этанола в год – в стране, где в целях возобновляемой генерации электричества, причём в значительных объёмах, используются сельскохозяйственные отходы. С учётом того, что в Америке ежегодно производится свыше 15,5 млрд. галлонов этанола, подобные инвестиции едва ли делают транснациональную нефтяную корпорацию серьёзным участником рынка возобновляемых видов топлива.

 «Маленький шаг для возобновляемого топлива» – не единственный показатель того, насколько далеко компания отошла от провозглашённой ею политики «Не углеводородом единым» (англ.: Beyond Petroleum). Участие буровой компании в уставном капитале предприятий ветроэнергетического сектора экономики США сводится всего к 1 432 МВт мощности, что составляет лишь 1,5 % от совокупного показателя установленной ветроэнергетической мощности страны.

Резюмируя вышесказанное, требуется более чёткая стратегия по возобновляемой энергетике, нежели то, что имеется на данный момент. Ранее в этом году «Би-Пи» осуществила инвестирование в проектную организацию стратегической важности, Lightsource, являющуюся лидером мировой разработки и управления активами солнечной энергетики. В её ведении находятся объекты солнечной электроэнергетики суммарной мощностью 2 000 МВт, а также проекты на дополнительные 6 000 МВт – в списке запланированных работ. В случае если в ближайшие несколько лет нефтяной гигант в значительной мере финансово поспособствует претворению этих проектов в жизнь, а также дальнейшему расширению их линейки, он обнаружит себя на пути создания работающей на основе ВИЭ энергетики будущего – пусть и немного отставая по этому направлению от своих конкурентов.

Как задают тон экологически чистого будущего

Последних показателей деятельности Royal Dutch Shell более чем достаточно, чтобы внушить инвесторам уверенность в серьёзности намерений компании в отношении возобновляемой энергетики. Не прошло и нескольких недель с момента приобретения «Би-Пи» пакета акций Lighsource, как нефтяной гигант со штаб-квартирой в Нидерландах заявил о приобретении 44 % акций проектной организации, работающей в сфере солнечной энергетики – Silicon Ranch. Несмотря на то, что под её контролем находятся проекты совокупной мощностью лишь 880 МВт и список запланированных работ включает проекты ещё на 1 000 МВт, данное капиталовложение замечательно вписывается в общую картину двух недавних присоединений сторонних компаний, осуществлённых Shell.

В 2017 г. Shell поглотила First Utility – электроснабжающее предприятие Великобритании, обслуживающее свыше 800 тыс. абонентов. Также была присоединена энергосбытовая компания MP2 Energy, владеющая инфраструктурой снабжения природным газом, производящая инструменты и программное обеспечение и ведущая разработки в сфере снабжения солнечной электроэнергией. Удовлетворяющее спрос потребителей программное обеспечение, соответствующие системы и уникальный производственный опыт – всё это может стать решающим фактором для успеха компаний, нацеленных на создание приносящей прибыль солнечной энергетики. Это также может помочь укрепить уже заложенный Silicon Ranch фундамент, на котором будет зиждиться построенное мировым нефтегазовым гигантом экологически чистое энергетическое будущее.

Когда многомиллиардная нефтекорпорация решается на смену наименования, одного этого должно быть достаточно, чтобы продемонстрировать изменение её курса в сторону возобновляемой энергетики. Это именно то, что осуществила компания Statoil, ныне Equinor, убрав слово «нефть» (англ.: oil) из своего названия. И это нечто иное, чем просто красивый жест.

Equinor является ведущим разработчиком ВЭС морского базирования. Энергия морского ветра – «нетронутая целина». Для сравнения: по состоянию на 2017 г. общая мировая мощность действующих морских ВЭС равнялась 19 000 МВт, тогда как наземных – 495 000 МВт. Рынок такой энергетики практически не освоен, но обладает огромным потенциалом: морская ВЭС мощностью 100 МВт способна генерировать больше электроэнергии, чем сопоставимые по размерам ТЭС, работающие на угле или природном газе, – чем в свою очередь не могут похвастать ни наземные ветроэлектростанции, ни солнечная энергетика.

В компании возлагают большие надежды на энергию морского ветра, и в сочетании со статусом компании-первопроходца использование такой энергии может явиться долгосрочным преимуществом, поскольку морские энергопроекты дешевеют в плане постройки. Силами Equinor осуществляется строительство морской ВЭС всего в 30 км от побережья Нью-Йорка, а именно острова Лонг-Айленд. После введения в эксплуатацию проекта под названием Empire Wind электроэнергией от него будет запитано свыше 1 миллиона домов, а общемировая установленная мощность морской ветроэнергетики вырастет на 5 %.

В то же время ни одному транснациональному гиганту не удалось превзойти в дальновидности компанию Total. Французский энергетический тяжеловес давно является крупным инвестором в возобновляемую энергетику, что подтверждается владением 56 % акций производителя солнечных панелей SunPower, сделкой в размере 1,1 млрд. долларов по приобретению компании-разработчика проектов накопления энергии Saft, а также множественными (хотя и незначительными) финансовыми вливаниями в технологии синтетической биологии, направленные на производство возобновляемых видов топлива.

Наиболее вдумчивый инвестор заметит, что это – наиболее последовательная долгосрочная стратегия среди предприятий-лидеров нефтегазовой отрасли. Total медленно, но верно «встаёт на рельсы» использования газа и сжиженного природного газа (СПГ) и в то же время создаёт себе задел с целью стать газо- и электроснабжающим предприятием в Европе. В распоряжении компании находится достаточное количество газа, чтобы позволить ей поддерживать свои инвестиции на более низких уровнях производственно-сбытовой цепочки, но следует ожидать, что в весьма отдалённой перспективе возобновляемая энергогенерация с использованием ветряной и солнечной энергии, а также систем её хранения будет играть важную роль в постепенном отказе компании от жидкого топлива.

Есть куда расти

Сегодня ни одна из этих компаний не могла бы рассчитывать на получение инвестиций за одни лишь намерения в сфере возобновляемой энергетики. Каждое из этих коммерческих предприятий в любом случае всецело зависит от производства углеводородов. Тем не менее, инициативы в сфере ВИЭ нельзя не учитывать, когда речь заходит о преодолении паритета, сложившегося между нефтяными гигантами. В долгосрочной перспективе транснациональные энергетические корпорации, заложившие себе прочный фундамент в производстве возобновляемой энергии, будут обладать неоспоримым преимуществом перед теми своими конкурентами, которые смотрели на возобновляемые энергоресурсы «свысока» и не спешили с их использованием на практике. Таким образом, Royal Dutch Shell, Total и Equinor уверенно стоят на пути развития, в то время как Chevron и «Би-Пи» предстоит нагонять своих «визави».

Источник