Новости

Нефтяной слон в офшорной лавке

Опубликовано

Поделиться
Нефтяной слон в офшорной лавке

Офшорная ветроэнергетика стоит на пороге значительного роста. Мы вступаем в эпоху, когда крупные нефтяные компании не просто берут на себя расплывчатые обязательства в сфере окружающей среды, социальных вопросов, внутрикорпоративных отношений (англ. ESG), но и фактически вкладывают деньги в развитие сектора офшорной ветроэнергетики.

Однако, несмотря на то, что результаты 4 раунда торгов на сдачу проектов в лизинг со стороны Собственности Короны Великобритании (англ. UK Crown Estate), безусловно, показывают, что такие компании, как BP, готовы выложить миллиарды за аренду морского дна, есть опасения, что победители этого раунда могут перебить ставку, повысив стоимость разработки проектов.

В стремлении сохранить практическую реализуемость и конкурентоспособность своих проектов девелоперы зачастую оказываются вынуждены выбирать подрядчиков и поставщиков оборудования с оглядкой на стоимость, а не на качество или успешный опыт их работы. В последние годы наблюдается ситуация, когда некоторые девелоперы выбирают поставщиков, известных не самыми удачными в финансовом плане решениями, просто потому, что предложенные ими первоначальные затраты были невелики.

На протяжении многих лет эта «гонка по нисходящей» привела к появлению бесчисленного количества обращений за страховыми выплатами из-за ошибки подрядчика. Начиная с 2016 г., количество страховых претензий в сфере офшорной ветроэнергетики во всём мире выросло на 30 % по сравнению с предыдущим годом, при этом в 60 % случаев причиной стали ошибки подрядчиков, а также дефектные конструкции и материалы. Большинство страховых требований выдвигается либо на этапе строительства, либо потом – в результате ошибок, допущенных в ходе него.

Стоимость убытков обычно ложится на страховщика, а не на девелопера или даже на первоначального производителя, по вине которого они в большинстве случаев и возникли. Как следствие, у девелоперов возникает порочный стимул избегать управления очевидными рисками из-за затрат.

Не так давно одна британская компания-девелопер офшорных ветроэлектростанций решила заключить контракт с производителем кабелей, имеющим не лучшую репутацию в отрасли, и согласилась на условие проверить на качество и наличие дефектов только 25 % продукции, чтобы удержать расходы на как можно более низком уровне. Такое отношение к контролю качества сулит проекту вероятность большого процента электрических потерь в будущем.

В этом случае девелопер, скорее всего, сделал ставку на рынок «мягкого страхования», где даже несмотря на явные недостатки в управлении рисками страховщики предлагают широкие условия по страховому полису, позволяющие расплатиться, если что-то пойдёт не так.

Новые участники рынка должны адаптироваться к рискам, связанным с ВИЭ

По мере того, как всё больше крупных нефтегазовых компаний выходит на рынок морской ветроэнергетики, должно появляться и больше страховщиков, активно работающих на нефтегазовом рынке и предлагающих более низкие страховые премии и более широкие условия по договорам с целью покупки доли рынка. 

Однако эти страховщики привыкли к полисам с ожидаемым профилем риска, схожим с традиционной энергетической инфраструктурой, характеризующейся низкой частотой и дорогостоящими электрическими потерями. Эти страховщики также привыкли к недолгому времени операционного простоя и редким случаям «задержки ввода в эксплуатацию», а также к гораздо большему объёму минимальной невозмещаемой суммы ущерба, чем та, что актуальна для офшорного рынка.

Таким образом, страховщики, которые традиционно ориентированы на нефтегазовую отрасль и при этом планируют выйти на рынок морского ветра, не обновив сперва размер премий и условия полисов, скорее всего, окажутся нежизнеспособными и уйдут с рынка по мере накопления убытков. Это может ограничить имеющиеся страховые возможности и поставить под угрозу долгосрочную жизнеспособность рынка морской возобновляемой энергетики.

Если бы страховые организации страховали каждый офшорный проект без существенного перестрахования (т.е. страхования, которое принято покупать на этом рынке для защиты своих собственных счетов), за последние десять они бы, безусловно, лишились огромного количества средств.

Аналогичная динамика наблюдается и в случае с оншорной отраслью. По мере накопления убытков, ряд страховщиков не смог продолжить страховать дорогостоящие проекты и был вынужден в итоге полностью уйти с рынка. Тем же, кто остался, пришлось пересмотреть размеры страховых взносов, минимальных невозмещаемых сумм ущерба и условия по полисам, чтобы наладить эффективное управление рисками и, таким образом, уменьшить объёмы убытков и вероятность их возникновения. Становится всё более очевидным то, что необходимо в большей степени разделить риски не только между страховым рынком и девелопером или оператором ВЭС, но в принципе между всеми сторонами, вплоть до субподрядчиков.

В оншорной отрасли рынок начинает ужесточаться и разворачиваться в сторону справедливого распределения рисков по всей производственно-сбытовой цепочке. В то же время офшорная отрасль не может себе позволить не претерпеть аналогичных изменений, и выход на новые рынки, обладающими перспективами в нефтегазовой сфере, уж точно не сыграет отрасли на руку в долгосрочной перспективе.

Крупные потери – далекоидущие последствия

Поскольку разработка проектов может обойтись в миллиарды долларов, на одну морскую ВЭС может в свою очередь приходиться несколько страховщиков, занимающихся проектом на синдицированной основе. Крупный ущерб, вероятнее всего, будет иметь последствия для всей индустрии страхования возобновляемой энергетики, нежели для одного или двух неудачливых страховщиков, которые поддержали рискованный проект – и нынешняя практика может усложнить ситуацию со страховыми претензиями, взвинчивая, таким образом, стоимость ущерба.

Чтобы сохранить страхование доступным, брокеры часто прибегают к т.н. «вертикализированному размещению», при котором риски от одного проекта поглощаются несколькими страховщиками, каждый из которых предлагает различные варианты полисов, условия по ним, подлимиты, минимальные невозмещаемые суммы и страховые взносы. Такие «вертикализованные» размещения обычно способствуют возникновению путаницы в условиях комплексного страхового договора между отдельными страховщиками, пытающимися обеспечить полную защиту клиента.

Однако такой подход в конечном итоге может привести к тому, что компании, занимающиеся ВИЭ, столкнутся с трудностями и дополнительными затратами при урегулировании претензий, которые возникнут в дальнейшем: страховщики и дорогостоящие правовые советники попытаются устранить «серые пятна», возникшие из-за различности формулировок и условий страховых полисов.

С выходом офшорной ветроэнергетики на развивающиеся рынки и вовлечением новых игроков в производственно-сбытовую цепочку стало возможным окончательно убедиться, что гонка за снижение затрат при разработке проектов не приводит к катастрофическим последствиям из-за отсутствия ответственности за риски. Путём проведения количественной оценки и обеспечения управления рисками на всех этапах и среди всех участников цепочки, представители офшорной ветроэнергетики смогут гарантировать, что рынок останется застрахованным. Это в итоге поспособствует скорейшему вводу в эксплуатацию новых ветроэлектростанций, которые как глоток свежего воздуха нужны в переломный момент «энергетического перехода».


Поделиться

  • обзор российского ветроэнергетического рынка 2020