Новости

Огромный потенциал офшорной ветроэнергетики в Турции и причерноморских странах Восточной Европы до сих пор не реализован

Опубликовано

Поделиться
потенциал офшорной ветроэнергетики в Турции и причерноморских странах Восточной Европы до сих пор не реализован

Каспийское, Чёрное моря и Восточное Средиземноморье – это обширные территории с отличными условиями для развития плавучих ветроэлектростанций и проектов на жёстком фундаменте. При этом величина нормированной стоимости электроэнергии (LCOE), произведённой на них, прогнозируется на уровне 50 евро/МВт∙ч – так утверждается в отчёте, опубликованном аналитическим агентством Aegir Insights.

Технический потенциал офшорной ветроэнергетики в причерноморских странах – Украине, Румынии и Болгарии – в совокупности составляет 444 ГВт, причём большая часть этого потенциала – 314 ГВт – приходится на Украину.

Технический потенциал Турции в Чёрном море и Восточном Средиземноморье составляет 90 ГВт.

Если разбирать каждую страну и её планы на развитие ВИЭ в отдельности, то, по мнению экспертов из Aegir Insights, наиболее многообещающее будущее ждёт морскую ветроэнергетику в Турции, Румынии и Болгарии.

Первым «взлетит» рынок Турции – благодаря политическим обязательствам страны в части перехода на альтернативные источники энергии и хорошо развитой местной производственно-сбытовой цепочке, уже существующей для нужд оншорной ветроэнергетики.

В 2018 г. в Турции объявили о начале приёма заявок на тендер на разработку офшорного ветроэнергетического проекта мощностью 1,2 ГВт. Однако тендер пришлось отложить из-за довольно жёстких требований и отсутствия сведений о разрабатываемой площадке.

Если оправдаются прогнозы Всемирного банка и тендер будет успешно проведён в ближайшие три года, то Aegir Insights прогнозирует появление до 2030 г. у Турции собственных морских ветроэнергетических мощностей. Тем не менее, нерешённые вопросы финансирования могут вылиться в увеличение этого срока. Кроме того, в стране сейчас отдают предпочтение развитию оншорных проектов, и поэтому более реалистичной датой является начало 2030-х гг., считают аналитики.

Рикке Винтер Нёргор (Rikke Winther Nørgaard), управляющий директор компании Aegir Insights, заявила: «Бόльшая часть подходящих ресурсов Турции находится в глубоководных районах Восточного Средиземноморья и Чёрного моря. Условия там наилучшим образом подходят для плавучих ВЭУ, и ускоренное развитие именно плавучих проектов – это хорошая возможность для Турции как можно быстрее реализовать потенциал морской ветроэнергетики. Полная приведённая стоимость электроэнергии, произведённой на таких проектах в Турции, будет составлять в районе 90 евро/МВт∙ч. Кроме того, LCOE электростанций на прочном морском фундаменте до 2040 г. снизится на 30 %, а в отношении плавучих проектов – на 43 %. Всё возрастающую роль в постройке офшорных мощностей страны могли бы играть её судостроительные верфи, которые таким образом поддержали бы создание новых рабочих мест и появление новых экономических преимуществ».

У Румынии также имеются подходящие площадки: мелкие воды и в то же время сильный ветер создают стране отличные возможности для развития ветроэнергетических проектов с ВЭУ на прочном фундаменте. Несмотря на то, что официально у страны отсутствует политическая база для развития отрасли, её власти заявляют о приверженности целям ЕС по постройке 300 ГВт офшорных мощностей до 2050 г. На данный момент в стране разрабатывается «Морской территориальный план», а также был объявлен государственный тендер на разработку национального морского территориального плана в части предприятий офшорной ветроэнергетики. Крайний срок завершения разработки плана – май 2021 г.

В отличие от Румынии, у Болгарии уже есть конкретная цель – построить 4,5 ГВт ветроэнергетических мощностей к 2050 г. Выполнить задачу страна попытается в рамках вышеозвученных целевых показателей ЕС. Кроме того, страна сотрудничает с соседней Румынией в работе над территориальным планом. Однако, как отмечают в Aegir Insights, рынок страны ещё относительно незрелый и на нём всё ещё отсутствует отдельное законодательство, посвящённое вопросам отрасли.

Нёргор дополнила, что «как у Румынии, так и у Болгарии есть намеченные цели и [природные и территориальные] возможности их выполнить. Если они поторопятся, то первые морские ветроэлектростанции заработают там уже в начале 2030-х гг.»

Украина же обладает доступом к площадкам со значительным техническим потенциалом, где можно было бы установить ВЭУ на жёстком фундаменте, но рынок этой отрасли в стране находится в зачаточном состоянии и никаких политических действий, направленных конкретно на развитие офшорного ветра, её властями предпринято не было.

Каспийское море

Каспийское море обладает лучшими из имеющихся в регионе ветровыми ресурсами, и, кроме того, оно достаточно мелководно, что делает оптимальной установку ветрогенераторов на фиксированном фундаменте. Но несмотря на это, как полагают эксперты, ждать масштабного строительства офшорных проектов в этих водах в обозримом будущем не стоит, поскольку имеющие выход к этому морю страны – Россия, Казахстан, Туркменистан и Азербайджан – обладают также доступом к недорогой энергии, получаемой из ископаемых источников, и офшорная ветроэнергетика для них точно не является серьёзным приоритетом.

Хотя рынок собственно Азербайджана находится ещё на слишком ранней стадии для того, чтобы можно было делать уверенные прогнозы о появлении первых работающих ветроэлектростанций, аналитики отметили политические шаги, сделанные властями страны в этом направлении.

Совокупный технический потенциал отрасли в трёх странах – Казахстан, Азербайджан и Туркменистан – составляет 758 ГВт. В этот объём входят как плавучие ветроэлектростанции, так и установленные на прочном фундаменте.

В то же время потенциал морского ветра в России в этом регионе – 322 ГВт в водах двух морей, к которым страна имеет здесь доступ (не считая чересчур мелкого Азовского). При этом 70 % этого потенциала приходится на Каспий, а оставшиеся 30 % – на Чёрное море.

Поделиться