Можно подготовиться к суровым погодным условиям, но они становятся всё более экстремальными

Опубликовано

Лицом к лицу | Страховые компании адаптируются к новым условиям, в то время как предприятия возобновляемой энергетики сталкиваются со всёвозрастающим числом природных бедствий, – делится с Дариусом Сникусом (Darius Snieckus) президент фирмы-андеррайтера «PERse» («Power.Energy.Risk; securing the environment») Патрик Стумбрас (Patrick Stumbras).

Страхование и инновации часто «находятся в противофазе», т.к. последние неизбежно несут с собой риски, а страховые компании всеми силами стремятся от них уйти. Но сам факт того, что эти компании стараются уменьшить риски, означает, что они находятся в уникальной позиции для поддержки инноваций. Каково же мнение «PERse»? Мы много работаем с производителями оригинального оборудования. Если в компании, к примеру, пожелают увеличить длину лопастей, она обращается к нам с вопросом: находится ли в данном случае заключение договора страхования под угрозой и может ли это оказать влияние на их заказчика? Мы всегда готовы помочь, ведь это позволяет найти баланс между рисками и инновациями. У нас это во главе угла. Этой отрасли инновации нужны как воздух, их нельзя бояться. Важно подходить к решению вопросов на системном уровне. Например, если выпущена плохая партия лопастей, проблема в браке или конструкторском решении? Как застраховаться от потенциального ущерба? Не позволительно просто откупаться путём удовлетворения иска и забывать о сути дела, необходимо разобраться, причём заказчику – тоже. Проведение экспертизы занимает отнюдь не последнее место в цепи издержек. В 2017 г. низкая скорость ветра возглавила список потенциальных источников финансовых рисков, возникающих перед девелоперами, работающими в сфере наземной ветроэнергетики, владельцами установок и энергопредприятиями всего мира, причём согласно освещённому нами исследованию по этому показателю она обошла как механические разрушения, так и электрические пробои. Как на этом фоне выглядел 2018 г.? И что насчёт будущего? Были отклонения от «нормы», но ничего сверхъестественного, подобного тому, что наблюдалось в 2017 г., не было. Мы поднаторели в этой сфере, и теперь у каждой страховой компании, работающей с возобновляемой энергетикой, есть программы, учитывающие вероятность ситуации низкой скорости ветра и недостатка солнечного света. В 2017 г. был пересмотрен учёт факторов риска. Ветровые аномалии на юго-западе США выдвинули эту проблему в отрасли на передний план.

Есть два подхода к осмыслению данного вопроса. Дул ли ветер так, как это было указано в прогнозе? Или это прогнозы оказались слишком оптимистичными, поскольку изначальный план некоторой ветроэлектростанции допускал удобные для инвестирования предположения? Думаю, в перспективе мы ещё столкнёмся с аномалиями. Свою лепту вносит глобальное потепление, но в отрасли учатся давать лучшие прогнозы в отношении изменения климата, а ветряки конструируют таким образом, чтобы они лучше справлялись с изменяющейся скоростью ветра. По данным исследования, использованного в постоянном разделе «Recharge» (прим. пер.: интернет-издание), ежегодно «гибнет» в пожарах около 50 ветрогенераторов, т.е. 1 установка на 6 тыс., и эта проблема становится всё более явной, а её покрытие – дорогостоящим. Насколько серьёзной она представляется для ситуации в целом? Это чрезвычайно актуальная тема. Низкая вероятность, но при этом довольно заметен каждый конкретный случай. Есть определённые модели более склонных [к возникновению пожаров] ветрогенераторов, но статистика не говорит о каком-либо общем ухудшении ситуации. Вопрос стоимости устранения последствий пожара для отрасли всё ещё остаётся камнем преткновения: сама ветроустановка стоит 3 млн долларов, но выплата на покрытие ущерба составляет уже 7 млн долларов: вывод из эксплуатации, повторный ввод после реконструкции, получение разрешения, плата за пользование краном – всё нужно учитывать. Так что весь вопрос в том, с чего именно начинать считать «стоимость» для отрасли. Поскольку её развитие не стоит на месте, ветрогенераторы растут в масштабах, нам приходится работать на опережение и следить за тем, чтобы расходы на устранение ущерба от пожара покрывались добросовестно. Новоиспечённые (и зачастую неопытные) страховые компании выходят на рынок ВИЭ, предлагая на 150 % более низкий страховой взнос, чем общепринятый за последние 7-8 лет, и при этом основные игроки прекращают свою деятельность в этой сфере в результате понесённых издержек. Как Вы считаете, какие фундаментальные сдвиги следует ожидать на рынке благодаря росту общемирового количества ветро- и солнцеэнергетических предприятий? Скажем, не так давно мы сами были «новоиспечённым» страховщиком («PERse» образована в 2011 г.). Но конкуренция всегда несёт «оздоровительный» эффект, к тому же в отрасли уже случалось подобное в 2012 г., когда величина взносов упала на 20 %. Разумеется, я это говорю не всерьёз. Мы не приемлем ценовую конкуренцию. Цена есть, и она установлена. Но вот что ещё можно предложить? Инновационные идеи, новые линейки продуктов, новые конструкции? К вопросу поддержки роста отрасли в долгосрочной перспективе нужно подходить с полной ответственностью. Переход к современным методам получения энергии – это «игра с дальним прицелом».

Глобальное потепление в сочетании с ураганами, случайными лесными пожарами и остальными стихийными бедствиями всё чаще появляются в заголовках газетных статей по всему миру. Помимо ужасающих человеческих жертв эти явления также оказывают значительное влияние на материальную базу возобновляемой энергетики, а следовательно и на соответствующие рынки страховых услуг. Какие варианты адаптации к возникновению экстремальных погодных явлений Вы усматриваете для страхового сообщества? Самые большие убытки отрасли от опасных природных явлений происходят вовсе не от полноценных «бедствий», ураганов, которым дают имена: за последние два года в штате Северная Каролина наблюдались длившиеся по двое суток бури с дождём, проходившие над площадкой с установленными солнечными батареями. Те как будто плавали в воде. В некотором смысле ситуация неразрешима: можно создать модель влияния суровых погодных условий, но им на смену придут экстремальные, а это значит, что модель нуждается в беспрестанном пересмотре. Когда в 2017 г. ураган «Мария» обошёл Пуэрто-Рико, досталось расположенным неподалёку ветроэлектростанциям: среди тех ветрогенераторов, которые остались стоять, были и такие, которые выглядели как свечки, а были и накренившиеся, которым удалось благополучно перенести ураган. Вот, какими разными могут быть последствия. В связи с глобальным потеплением нам придётся извлекать уроки из собственных убытков и заново составлять прогнозы. Исходя из этих соображений, придётся продолжить создание различных программ страхования.

Фото: Повреждённый ветрогенератор после обрушения, произошедшего 1 января 2018 г. во Франции, коммуна Буэн. Обрушение было вызвано сильным потоком ветра во время урагана «Кармен». Фото: LOIC VENANCE/AFP/Getty Images/NTB scanpix Источник Recharge